Елена МАРТЫНЮК. И все-таки «Банкроты»

Печать PDF
Оценка пользователей: / 2
ПлохоОтлично 

И все-таки «Банкроты»

Свою первую пьесу будущий великий драматург Александр Николаевич Островский назвал «Свои люди – сочтемся». Не сочлись. Почему? Вот это и старается показать в своем спектакле «Банкроты» художественный руководитель Государственного учреждения культуры г. Москвы «Московский театр «Киноспектакль» режиссер-постановщик Олег Лещинер.

«Вкус и аромат словесных оборотов эпохи А. Н. Островского, узнаваемые тема пьесы и характеры героев - на что направлен авторский темперамент, - выстраиваются в постановке так, что кажется, все случившиеся на сцене происходит в наши дни…» - цитата из аннотации к спектаклю «Банкроты». Не случайно его название дано во множественном числе, хотя в прямом смысле обанкротился лишь купец Большов. Несмотря на говорящую фамилию, да и имя-отчество – Самсон (в переводе «солнце») Силыч. За то, что нечист на руку - «Сама себя раба бьет, если нечисто жнет». За то, что хотел «вырыть яму» кредиторам, но сам в нее, долговую, как раз и попал. За то, что осуждал других: «Этот народ одной рукой крестится, а другой в чужую пазуху лезет!» За то, что предал слово купеческое. (Вспомним ответ купца Вожеватова из пьесы «Бесприданница»: «Не то что цепи – кандалы! Слово купеческое!») А может, еще и потому, что легковерный отец, сотворивший кумира из разъединственной дочери… Тоже с непростым имечком – Олимпиада – сама гора Олимп ей пьедестал. Недаром О. Д. Лещинер убежден: «Божеские заповеди нужно переводить в язык театрального зрелища».

Первая пьеса всегда наметки, предтеча будущих. Потому и сложна. И именно на постановку оной не убоялся покуситься Олег Дмитриевич Лещинер. Уж больно она рифмуется (впрочем, как и вся великая классика) с днем сегодняшним. По словам режиссера, классика – понятие огромное, и тема, хоть и полуторавековой давности, но она звучит, звенит, бьет в набат. Она особенно актуальна здесь и сейчас, когда людей ставят в ситуацию преклонения перед бизнесом, наживой любой ценой, что генетически передается будущим поколениям и извращает воспитательную среду. От этого ломаются судьбы, меняются характеры человеческие, накаляется противостояние олигархов и простых смертных.

«Зрителю нужно обязательно оставлять надежду» - творческое кредо режиссера Лещинера. И, как ни странно, на мажорной ноте оканчивается спектакль-представление «Банкроты». Музыка плясовая звучит, костюмы блестят, обиженные улыбаются, зрители хлопают. И точит подспудно вопрос: над кем смеемся? И уходим со спектакля обескураженные, но объединенные мыслью: не так страшно быть банкротом, как банкротом духовным. Не об этом ли мечтал драматург? Не для этого ли использовал инструментарий Станиславского режиссер? Не в результате ли увиденного потянется рука за томиком Островского, где черненькие буквочки откроют целый мир российский и напомнят, какого ты роду-племени? Тем более что в книге авторский текст без купюр, неизбежных в драматической постановке…

Принадлежу к тем, кому читать пьесы Шекспира, Шиллера, Пушкина, Лермонтова, Островского, Розова, Вампилова… интереснее, нежели смотреть. Заточена на визуальное, а не на аудиовосприятие. Но в труппе Театра «Киноспектакль» артисты многогранные, синтетические и не мыслящие себя вне актерского существования.

 

Удалось побеседовать с артистами Натальей Худяковой и Сергеем Еремеевым – «сладкой парочкой» вышеназванного спектакля – Олимпиадой Самсоновной и Лазарем Подхалюзиным. Своего «лазаря» бывший приказчик «спел» убедительно и результативно. То «Вам зятя такого, который бы вас уважал и, значит, старость вашу покоил - окромя меня не найтить-с». А то сам стал Большовым и вхож в купеческое собрание. И эту разительную перемену в человеке талантливо играет Сергей Еремеев. То он раболепски подобострастен, где ему надо, то колюч с подмастерьем Тишкой (Виктор Сапелкин), на месте которого недавно был, а вот он уже и денди замоскворецкого разлива, демонстративно медленно потягивающий чай при свахе (Любовь Томилова) и пренебрежительно резкий со стряпчим Рисположенским (Евгений Терентьев), в услугах которых больше не нуждается.

Но Сергей Еремеев недаром выпускник Всероссийского института переподготовки и повышения квалификация работников кинематографии при ВГИКе (мастерская Э. Виторгана) и артист Театра «Киноспектакль». Он активно защищает своего героя. Ищет в нем свою правду:

- Нельзя к человеку относиться с одной мерой. Нет людей чисто ангелов и падших грешников. Без плюсов и минусов не было бы целого. Надо уметь разобраться, слушать, прощать человека. Может, мой персонаж и выкупит тестя, сам поедет торговаться и со свойственной ему деловой смекалкой что-нибудь придумает, уговорит кредиторов на рассрочку. Да и «по пяти копеек» не отказывался прибавить. История еще не закончена. Более того, она имеет преемственность. Подрастет ушлый Тишка, научится лавировать между разными людьми и займет мое место. Безусловно, мы стараемся воплотить сверхзадачу спектакля и каждого персонажа, которую поставил Олег Дмитриевич. Для меня он второй такой поразительно творческий режиссер после моего учителя. Очень актерский режиссер, терпеливый, умеющий подбирать ключики к каждому участнику своей труппы, направляя нашу органику в нужное ему русло.

Я оптимист-романтик. Мой Подхалюзин все-таки искренне влюблен в Липочку, готов от радости «с Ивана Великого спрыгнуть», хотя и не сбрасывает со счетов (подходящий фразеологизм, однако – Е. М.), что она соответствует его новому положению - дорогая игрушка, шикарная девушка-бренд, отражение успешности его бизнеса.

Этой актуальной историей мы должны показать наше время, типичную ситуацию, когда моральные качества и человеческая жизнь девальвируются, а в культ возводятся состояния олигархов, растущие, как айсберги. Налицо воспитательный характер спектакля, где зритель может посмотреть на себя со стороны…

 

Видимо, актер Сергей Еремеев так глубоко проникся ролью Подхалюзина и его игра вполне удовлетворяет режиссера, что нет дублера на роль этого персонажа. Прав актер. Налицо развитие образа купца с перспективой преемственности  в литературе: подрастет ушлый Тишка и, что твой «воскресший Лазарь», научится облапошивать своего нового хозяина - Подхалюзина, с усмешкой вспомнив подаренную жилетку «с барского плеча». Купцы Кнуров и Вожеватов («Бесприданница») – представители своих крупных фирм, цвет деловых людей, ничтоже сумняшеся, играют в орлянку на судьбу, купец нового поколения Лопахин («Вишневый сад») рубит под корень деревья, не щадя чувств еще не уехавшей обожаемой им хозяйки.

Кстати, об обожаемой хозяйке, о Липочке. «Розан пионовый» - материнское определение. А еще актриса Наталья Худякова напоминает шамаханскую царицу. Выпускница актерского факультета Международного славянского университета (мастерская Л. Ивановой), она также умеет быть разной: капризная, засидевшаяся в девках, в первом действии и вальяжная, знающая себе цену в финале. А в жизни Наташа – уютная молодая мама.

Говоря о любимой сцене в спектакле, актриса назвала кульминационную, переломную во время сватовства Подхалюзина, сумевшего победить купеческую дочку. Там Худякова мастерски играет диапазон от категоричного «нет» до заинтересованности и кокетливого намека: «А вы украдите меня как-нибудь потихоньку».

- Когда я заметила Олегу Дмитриевичу, что мне не 20 лет, как героине, он обнадежил меня: «Двадцатилетняя мне не сыграет такую Олимпиаду Самсоновну, какой она стала», - говорит Наталья.

Она тоже выступает адвокатом своей героини: жизнь берет свое, хочется жить своим домом, «по-модному», а не задыхаться от ежедневной перебранки с маменькой.

- Чтобы чего-то достичь, надо уметь себя преодолеть, быть постоянно в тренинге, - говорит Наталья. - Даже в очереди, транспорте можно наблюдать любопытные характеры. Интересно по внешним данным определить, кто человек по профессии. Однажды я посмотрела на руки одной женщины и подумала, что она музыкант. Каково же было мое удивление, когда она вдруг достала ноты!

Мечта Натальи Худяковой - сыграть Марию-Магдалену и Анну Каренину. Пока молода, у нее роли сказочных принцесс и красных девиц в детских спектаклях. Впереди премьера киноспектакля «Золотой шар, или Глупые умности», где у Наташи роль Правды жизни. А от нее недалеко и до классических героинь. А Сергей Еремеев там играет Фауста. Пока зрителям остается пребывать в предвкушении.

Еще актеры рассказали, что у них замечательные коллеги. Актриса Любовь Томилова, так вкусно сыгравшая сваху Устинью Наумовну; опытный актер, давно и много работающий в театре, Юрий Оборотов; Евгений Терентьев, чьи дети на вопрос Деда Мороза: «Кто вам больше всего понравился?» дружно отвечали из зала: «Папа!»; Ирина Станиславовна Патракова (Аграфена Кондратьевна), которая еще и директор театра. С проблем хозяйственных переключиться на творчество – дорогого стоит,  и груз ее ответственности велик. Юрий Помазан – инженер по архитектонике. Он разрабатывал конструкцию большого экрана в стиле декораций. Гениальные компьютерщики и монтажеры кино.

- Коллектив у нас дружный. Всегда есть взаимопомощь, не только в театре, но и в жизни. При подготовке роли мне очень помогают коллеги, - продолжает Сергей Еремеев. - Для роли царя в киноспектакле «Жутко свирепый дракон» мне нужно было научиться бренчать на балалайке. Олег Дмитриевич и Женя Терентьев показали, а частушки я сам сочинил.

У нас много талантливых разносторонних личностей, за которыми можно тянуться. Так, актер, поэт и режиссер (он мастер площадного театра), хореограф, вокалист, музыкант Артур Макаров поставил спектакль «Волшебные бублики». Он, кстати, как-то сказал: «Я раньше думал, что театр - террариум единомышленников. А здесь этого нет». При становлении, правда, была текучесть. Труппа сплачивалась по крупинкам. О. Д. Лещинер старается, чтобы каждый был задействован в театре.

- А какие у нас художники по костюмам! – добавляет Наталья Худякова. Светлана Балашова шила не покладая рук костюмы, изучала их историю, очень трепетно их расшивала, декорировала, старалась, чтобы нам было удобно. Еще чудесные художник Маргарита и костюмер Таня! В спектакле «Волшебные бублики» у нас просто роскошные наряды! Мы много играем сказок, от исполнения которых всегда получаем большую отдачу. Нас очень заряжает непосредственность детской аудитории. Площадки всегда разные, приходится приспосабливаться. Много даем благотворительных спектакли по школам. 250 мероприятий в год. Даже когда у нас будет свой стационарный театр, наша кочевая жизнь не прекратится. Это огромный актерский опыт!

Наша большая мечта, чтобы завершился быстрее ремонт, и мы открыли бы новую площадку на Патриарших прудах грандиозным проектом и грандиозным зрелищем – «Золотой шар», - заключили Н. Худякова.

Есть у актеров Театра «Киноспектакль» традиция - когда уже все загримировались, оделись, встать в круг, взяться за руки, обменяться энергией, настроиться здесь и сейчас, в данных обстоятельствах, за минуту до начала игры, и услышать короткое напутствие Олега Дмитриевича…

Ваш выход, господа актеры!

Елена МАРТЫНЮК

 


ЛитМир (облако тегов)